Драконка
[私は私、それだけ][Друг-спасательный круг][Девушка-гей][Эгоистичный альтруист]
Возможно, теперь процесс пойдёт повеселее. Надо ж когда-нибудь добить уже наконец эту книжульку.

Название: Случившееся прежде
Фандом: Final Fantasy XIII-2
Автор: Эисима Дзюн (aka Нагасима Эми)
Переводчик: Драконка, Demilich

Друзья и враги, часть 6

До лагеря они добрались уже на закате. Ронни развёл костер, усадил Сноу к огню и занялся обработкой его раны.
Когда солнце скрылось, вокруг костра закружились привлечённые светом насекомые, которые, в отличие от монстров, огня совсем не боялись. Ронни и остальные досадливо отмахивались от назойливой мошкары.
– Советую делать вот так, – сказал Сноу, доставая из кармана пучок отпугивающей насекомых травы и кидая его в огонь.
Эти цветы собирала ещё Ванилла, когда они были на Гран Пульсе вместе. Они очень ей нравились.

– Если вот так сделать, то сможешь спать спокойно, и никакая мошкара на тебя ночью не покусится.
Даже когда собранные цветы засыхали, Ванилла не выбрасывала их, а аккуратно складывала в специальный мешочек и носила с собой. Их потом можно было использовать, чтобы отпугивать насекомых или, например, приготовить лечебную мазь.
– У полезных травок всегда красивые цветы, чтобы детишкам хотелось их сорвать. И запоминать проще: жёлтые отпугивают насекомых, красные помогают от плесени, синие залечивают раны, – рассказывала она, ловко сплетая из сорванных цветов венок. – Детям на Гран Пульсе всегда поручали собирать полезные травы.
– Ну да, ты только этим и занималась, – поддела её подошедшая Фанг. – Словно хотела извести всех насекомых в Оурбе.
– В-вовсе нет! – обиженно надулась в ответ Ванилла...

– И правда, полезная штука, – уважительно заметил Ронни, разглядывая высушенные цветы. – А то от этих жуков по ночам просто спасу нет.
Переселяясь на равнины, они наверняка брали с собой всякие лекарства, но вот репеллентом, видимо, не озаботились. Или уже давно его истратили, но, в отличие от мирных жителей, не имели возможности отправиться в Кокон, чтобы восполнить запасы.
– Ну вот пока они цветут, собирать можно, – задумчиво произнес один из солдат, разглядывая цветы. – А зимой что делать?
– Скажешь тоже! – фыркнул другой. – Где ты зимой жуков-то найдёшь?
– Ой...
– Эх ты, лопух! – беззлобно поддел его третий.
– Я думал, у вас в PSICOM все такие правильные да воспитанные, ну типа как ученики-отличники, – сказал Сноу, наблюдая за дружеской перебранкой. – А вы вполне себе обычные вояки, оказывается.
– Ну, за вышестоящих не поручусь, – ответил Ронни, – а вот обычные, как ты говоришь, вояки – они везде одинаковые.
Как выяснилось, бывшие бойцы PSICOM основали на окраинах Гран Пульса небольшое поселение, где и жили вместе со своими семьями. Их жёнам и детям пришлось перенести порядочно несправедливых нападок.
– Я бы с радостью пообщался с тобой в нормальном доме, а не в продуваемой всеми ветрами палатке, – вздохнул Ронни. – Но в деревне у нас женщины и дети, а они, надо сказать, чужаков ой как не любят.
– Что, так сильно им досталось?..
– Ну, как сказать. Пальцем показывали, гадости всякие говорили про них, в глаза и за глаза. Но они же не виноваты, что у них родня в PSICOM служит, правда? А тут со всех сторон косятся и шепчутся. Конечно, трудно такое выносить. Да ещё в довершение всего пришлось переселиться на окраины.
«Я-то сперва думал, что у них тут проблемы разве что с добычей пропитания, но похоже, что главная беда – это монстры. На равнинах водятся те ещё чудовища, от таких на раз не отобьёшься.»
– Да уж, нелегко вам тут, – сочувственно произнёс Сноу. – Бок о бок с опасностью ходите.
Однако Ронни лишь рассмеялся в ответ.
– Знаешь, нам эта опасность даже в радость.
– В радость? – переспросил Сноу, не уверенный, что верно расслышал. Как-то не вязались в его понимании «опасность» и «радость» в одной фразе.
– PSICOM – это ведь сборище солдафонов. Я тебя обозвал дураком, но мы-то сами не лучше. Такие же болваны, у которых в голове ничего нет кроме «воевать с угрозой из Пульса».
Спецсилы Правительства, элитный отряд, знаменитые PSICOM, – эти именования были у всех на устах и совсем не стыковались с «болванами» или «идиотами».
– Мы защищаем всех жителей Кокона, всё человечество – да весь мир, по сути. Мы должны во что бы то ни стало побеждать врага, пусть даже ценой собственной жизни. Это нам втолковывали на тренировках каждый божий день после вступления в отряд. Всё ради защиты Кокона, всё ради защиты Кокона... Мы только это, считай, и запоминали, как дурачки.
«Вот такие и есть на самом деле бойцы PSICOM? – Сноу не мог сдержать удивления. – А я был уверен, что они хладнокровные и беспощадные, сущие машины для убийства. Ведь когда за нами гонялись, жалости и послаблений от них ждать не приходилось.»
– А потом в один прекрасный день нам вдруг заявляют: «Пульс – не ад, никакой угрозы нападения нет». И что дальше? Какой толк от нашей решимости? Какой тогда был смысл в этих бесконечных тренировках? «Никакого, извините», так получается?
Ронни усмехался, но голос его был полон горечи. Сноу понимал, что их не просто выгнали из райского уголка – они лишились самого смысла существования.
– Поэтому мы и перебрались сюда, на окраины, где полно монстров, ядовитых жуков или хищных цветов... Мы сталкиваемся здесь с опасностью, и это нас успокаивает. Мы понимаем, что всё-таки были правы, что Пульс – это и правда ад.
Только сейчас Сноу понял, почему его отчаянный вопль «Я, как и вы, тоже хочу защитить Кокон!» тогда в Палумполуме вогнал солдат в такое замешательство. Для них слова «защита Кокона» были смыслом жизни, и услышать их из уст эл'Си Пульса было самым настоящим шоком.
– Вот как...
«Да, неумение взглянуть на что-то с разных сторон – штука страшная», – подумал он, соглашаясь с Ригди. Следуя своим убеждениям, солдаты взялись за оружие, а мирные жители по той же причине изгнали их из города.
Конечно, можно иногда предаваться оптимистичным заблуждениям, чтобы хоть как-то противостоять навалившемуся отчаянию и не опустить руки. Но не стоит забывать, что из поддержки они могут легко превратиться в тяжёлые цепи.
– А уж каково нашим семьям, которые в это оказались втянуты – даже думать не хочется.
– Правду говоришь, – поддержал его один из солдат.
– Мне жена вообще покоя не даёт, – вздохнул другой, и вновь ночную тишину разогнал беззаботный смех. Было ли умение вот так смеяться от души спасением для них?..
Неожиданно смех стих. Сноу хотел было поинтересоваться, что случилось, но ответом ему стало дружное «Шшш...». Он прислушался, пытаясь понять, отчего так напряглись собеседники, и услышал тихий и низкий гул.
– Это вожак бегемотов! Они снова здесь! И идут к городу! – крикнул кто-то.
Ронни и остальные разом вскочили на ноги. Сноу доводилось прежде сражаться с вожаками бегемотов. Двигаясь на всех четырёх, они были весьма стремительны для своих размеров, а когда поднимались на задние лапы, то хоть и теряли в скорости, но нависали над противником словно великаны. Кроме того, они были невероятно живучими и просто так не сдавались. Даже для эл’Си это были серьёзные противники, а что уж говорить об обычных людях, пусть даже они отлично обученные солдаты.
– Оставайся здесь! – крикнул Ронни, на бегу подхватывая с земли автомат.
Не успел Сноу сказать «И я с вами!», как в лагере не осталось ни единого человека. Вот она – знаменитая выучка PSICOM, мгновенная готовность к бою. К тому же, они сумели различить шаги вожака бегемотов на таком расстоянии, когда они больше похожи просто на далёкий гул.
Сноу подозвал кактуара и поднялся с земли. Нога ещё болела, но ходить это не мешало. Конечно, в бою от него толку будет немного, но он вполне сможет послужить приманкой. В противостоянии обыкновенных солдат с подобной тварью рассчитывать можно было лишь на численное превосходство.
До Сноу донеслись выстрелы: солдаты пытались не подпустить вожака бегемотов к селению. Но шаги не стихали – что такому чудищу десяток пуль в шкуре?
Сноу бежал изо всех сил, подволакивая раненую ногу. Будучи эл’Си, он не обратил бы на подобную рану ни малейшего внимания, ведь увечья, полученные в битве, полностью исцелялись после короткого отдыха. Он принимал это как должное, и сейчас вновь обретённая «человечность» впервые вызвала у него недовольство.
Наконец, во тьме показались очертания бегемота; прежде Сноу не мог видеть монстра, ведь тот находился за холмом.
Обычно вожаки бегемотов предпочитали действовать поодиночке, но в этот раз Сноу разглядел целых три громадных силуэта. А вскоре – возможно, привлечённые звуками выстрелов, – подоспели ещё двое. Впервые в жизни Сноу видел сразу пятерых вожаков.
На помощь отряду Ронни подоспели оказавшиеся поблизости охотники, и теперь против монстров было уже почти два десятка человек. Однако бегемотов это, судя по всему, нимало не беспокоило. Они продолжали уверенно двигаться в сторону селения, словно звери к кормушке.
Наконец старания солдат увенчались успехом: монстры остановились, разом поднялись на задние лапы и яростно взревели. Теперь движения их замедлятся, однако сила ударов неимоверно возрастёт, и твари станут невероятно опасными. Однако открытое противостояние бегемотам было единственным способом уберечь селение.
«Не выйдет. С таким оружием этих гадов не одолеть. Эх, если б у меня осталась хоть какая-то сила эл'Си! Шиву призвать или магию какую мощную использовать! Толку нет, конечно, мечтать о несбыточном, но неужто и правда ничего не сделать?..»
– О, да у нас же есть твои иголки!
Пусть и маленький, спутник его всё же оставался кактуаром, и его иголки, с легкостью пробивающие толстую кожу, возможно, смогли бы причинить вред и вожакам бегемотов. К тоже твари, стоя на задних лапах, передвигались медленно и являли собой прекрасные мишени.
– Эй, кактуар, целься им в головы. Сможешь?
Кактуар бросил на Сноу красноречивый взгляд, как бы говоря: «Положись на меня».
– Ложись! – заорал Сноу. Ронни тут же смекнул, что задумал юноша. Следуя его команде, солдаты мигом распластались на земле, а маленький кактуар изогнул тельце, и несколько сот иголок сорвалось с него, пронзив туши бегемотов.
Раны монстров, оказались хоть и весьма болезненными (ибо твари затопали так яростно, что земля заходила ходуном), но не смертельными. Ронни и остальные не переставали вести огонь, но, как и ожидалось, толку от этого было немного.
– Повторить сможешь? – спросил Сноу кактуара, отчаянно пытаясь придумать, как же ещё атаковать тварей в то время, как он продолжит поливать их иглами.
Тело кактуара изогнулось сильнее, маленькие ручки и ножки удлинились. Он задрожал и вскоре засветился, и свет этот показался Сноу донельзя знакомым.
– Ты че… – Сноу осёкся на полуслове, разинув рот от изумления, потому что в ночной тьме возник яркий символ. Впервые Сноу увидел его в Осколке в Бодаме и прекрасно знал, какую силу он собой олицетворяет. То был символ Пульса.
– Так ты...
Фразу он так и не закончил. Страшный грохот разорвал ночь, в земле раскрылись глубокие трещины. Сноу не удержался на ногах, шлёпнулся наземь и мог лишь потрясенно наблюдать за разворачивающимся действом.
Змеящиеся трещины составили на земле узор символа Пульса. Один за другим вожаки бегемотов низвергались в провал, поднимая облака пыли. Грохот продолжался, расколы в земле всё ширились, сияющий символ потерял чёткие очертания, а в пыльных облаках засверкали кружащиеся пылинки, разлетевшиеся во все стороны – осколки кристалла.
Наконец, они исчезли, пыль улеглась, и грохот сменился звенящей тишиной. В том месте, где провалились бегемоты, осталась глубокая расщелина; конечно, по форме своей символ она больше не напоминала. Отряд Ронни нигде не было видно. Вероятнее всего, они оставались по ту сторону холма.
Сноу поднялся на ноги и воззрился на кактуара, тело которого приняло свои прежние размеры.
– Так ты, получается... фал’Си?
Этот кактуар отличался от себе подобных. Совершенно нетипичное для монстра украшение на голове – алый драгоценный камень – оказалось кристаллом, который обязательно есть в теле любого фал'Си.
Если этот кактуар действительно фал’Си Пульса, то это объясняет ту страшную силу, что расколола землю. Фанг как-то упоминала, что многие из фал’Си Пульса, чьим предназначением было «расширять мир», обладали силой преображать ландшафт.
Сноу осознал, что сам того не замечая сжимает предплечье, где прежде находилась метка эл’Си.
«О чем я думаю? Почему меня все это заботит?»
Частички кристалла вновь возникли в воздухе, устремились к Сноу. Да, подобное он уже наблюдал в Осколке у Бодама, в самом сердце храма – там, где пребывала фал’Си Анима. Именно тогда он оказался в ином пространстве, где обрел метку эл’Си.
Частички кристалла приближались, и окружающий мир утрачивал свои краски. Да, то самое чуждое пространство, что и тогда... Сейчас появятся гибкие лучи...
– Ну что, мир?
Сноу протянул маленькому кактуару руку. Тот в ответ протянул свою лапку, а не какие-то светящиеся щупальца.
– Так ты... меня дожидался?

Когда они искали стаю кактуаров, этот малыш неотступно находился рядом со Сноу. Видимо, он предпочёл человека какому-нибудь дикому и непослушному монстру.
Кактуар, усевшись напротив, пристально смотрел на Сноу, словно оценивая нового знакомого. Так он смотрел, когда заметил за спиной Сноу амфисбену. Те же внимательные чёрные глаза.
Возможно, всё это время кактуар наблюдал за Сноу. Странствуя вместе по степи, сражаясь со встреченными монстрами, он проверял, подойдёт ли спутник для избранной цели. А от человека фал’Си может требоваться лишь одно.
– Ты что же, с самого начала собирался обратить меня в эл’Си?.. – Сноу сделал шаг назад.
Осколки кристалла сияли всё ярче. Сноу знал, что если окажется в этом безжизненном, лишённом красок пространстве и позволит лучам света коснуться себя, то сбежать уже не сможет. Он уже был готов смириться с этим, но вдруг лучи-щупальца отстранились и поблекли, а мир вновь обрёл утраченные краски; иное пространство, созданное фал’Си, исчезало.
– Но почему?..
Кактуар казался подавленным.
– Ты лишился своей силы?
Кактуар не шевелился и просто смотрел на Сноу. Видимо, тот оказался совершенно прав в своей догадке.
Словно приняв сон, в который погрузились фал’Си Кокона, за некий знак, фал’Си Пульса прекратили нападать на людей. Перемена была столь разительной, что сложно было всерьёз воспринимать слова Фанг о том, что фал’Си обращают людей в эл’Си, лишь завидев и используют их в своих целях.
Возможно, фал’Си Пульса ощутили, что противостоящей им силы больше не существует. А если так, им больше не были нужны марионетки, за них сражающиеся, поэтому они утратили интерес к людям. Сноу не знал, сделали они это по собственной воле, или же таково было желание, выказанное некоей высшей силой, но ему казалось, что он верно понимал происходящее. Казалось – до нынешнего момента.
Всё было по-другому. Так же, как и им, людям, перестало многое здесь казаться странным, неужто фал’Си действительно утратили интерес к его народу? Неужто кактуар лишился своих сил из-за эффектов «нарушения», в которое они оказались втянуты?
– То есть, ты бы и рад сделать меня эл'Си, но не можешь?
Кактуар не шелохнулся. Но в нём Сноу видел сейчас отражение солдат PSICOM. Как те утратили смысл своего существования и бесцельно бродили по окраинам мира, так и фал’Си Кактуар с неприкрытой печалью смотрел на стаю своих сородичей. Не потому, что хотел примкнуть к стае, а затем, чтобы, наблюдая за себе подобными созданиями, понять, как вернуть утраченные силы.
Солдаты PSICOM окружили резиденцию Эстхаймов, направляли на них оружие. Раньше они были врагами. Но что же на самом деле? Он ведь сам частенько говорила, что они «тоже люди».
А кем были фал’Си? Те, кто обрекали людей на участь оставаться эл’Си до конца дней своих, безусловно были врагами. Но... можно ли сказать то же самое теперь? Был ли фал’Си Кактуар его врагом?
Размышления его оказались прерваны громкими криками Ронни и остальных. Стало быть, с ними всё в порядке.
– Что ж, теперь можно и отдохнуть!
Бросив это кактуару, Сноу помахал показавшемуся из-за гребня холма отряду Ронни.

@темы: FF, FFXIII-2, Fragments Before, переводческое