22:25 

FFXIII-2 Fragments Before Part 4 Chapter 2

Драконка
[私は私、それだけ][Друг-спасательный круг][Девушка-гей][Эгоистичный альтруист]
Название: Случившееся прежде
Фандом: Final Fantasy XIII-2
Автор: Эисима Дзюн (aka Нагасима Эми)
Переводчик: Demilich, Драконка

Честность и подлость, часть 2

За 68 минут
«В тот день эл’Си Пульса провели террористическую атаку...» – произнёс знакомый голос. Тот самый голос, который отдавал приказы солдатам в ночь, когда дом его был окружён.
В месте, из которого шла трансляция, Бартоломей узнал энергостанцию в ущелье Эйрида. Несколько раз он бывал там по рабочим вопросам и хотел хоть разок порадовать Хоупа, взяв его с собой, но так и не выбрал подходящего случая.
Судя по всему, запись была сделана в день инцидента в Эйриде. Люди, показанные в следующих кадрах, были знакомы Бартоломею – все, за исключением одного. Саж Кацрой и его маленький сын Дож навещали Хоупа буквально на днях. Женщину с копьём в руках Хоуп представлял отцу как свою «спутницу». Насколько знал Бартоломей, сейчас она спит внутри кристальной колонны вместе с эл’Си, которая на видеозаписи стояла рядом с ней. Эта девушка была Бартоломею незнакома.
Неожиданно качество картинки улучшилось – похоже, до этого момента транслировались кадры с камер наблюдения, установленных на энергостанции. Скорее всего, подполковник Рош при инциденте в Эйриде не присутствовал, но следующая запись, показывающая Бодам, похоже, была сделана подполковником лично. Были там и иные фрагменты, присланные его подчинёнными, так как качество видео в различных эпизодах отличалось. Изображение сопровождалось монотонным, лишённым эмоций голосом подполковника.
«Официально объявленной целью Очищения было изгнание жителей Бодама из Кокона. Но истина куда более страшна. Правительство собиралось уничтожить всех до единого жителей города».
От Хоупа Бартоломей знал, что на самом деле произошло в Крае. Но сейчас он слышал слова человека, ответственного за операцию «Очищение». Хоть ничего принципиально нового он сейчас не узнал, всё же прозвучавшие слова несли в себе совершенно иной вес, нежели рассказ сына.
«Армейские подразделения, получившие этот приказ, доставили жителей в Край, на самую окраину Кокона. Здесь, в незаселённой области, подальше от чужих глаз, они и должны были быть уничтожены».
На записи солдаты направляли автоматы на жителей, тщетно пытающихся вырваться из оцепления. Виднелись также искусственные монстры, созданные для армейских нужд, и образцы тяжёлого вооружения. Всё это делалось не с целью подавить мятеж обездоленных людей, а перебить всех их до единого. Несмотря на то, что голограмма предстала небольшого размера, намерения солдат были вполне очевидны.
Нора и Хоуп тоже находились там.
Человек, который придумал выражение «душераздирающее зрелище», наверное, побывал в схожей ситуации. Можно только гадать, о чём думали и что чувствовали люди, которых заставили облачиться в белые балахоны, знаменующие подвергаемых изгнанию, и под дулами автоматов провели в поезда. Должно быть, то было действительно страшно.
Но самого Бартоломея там не было. В Бодам с семьёй он не поехал, сказав, что у него много работы. И, просматривая многочисленные репортажи об изоляции города, испытывал раскаяние. Именно о работе тогда ему следовало думать меньше всего. Если бы он постарался, изменил свой рабочий график и отправился в Бодам с семьёй, они, по крайней мере, смогли бы остаться вместе до самого конца.
Он слышал подробности гибели супруги в Крае от Сноу Виллиарса. «Мамы сильны», – сказала она тогда, взяв в руки оружие. Она даже спасла дважды самого Сноу. Но во второй раз, защищая Сноу от шквального огня артиллерии, получила тяжёлые раны и упала вниз с рушащегося перекрытия.
«Это моё наказание», – думал Бартоломей. Он просто не мог считать иначе, узнав страшную новость. Если бы они отправились в Бодам все втроём, он ни за что не позволил бы жене взять автомат в руки.
Наказание за то, что фактически не обращал внимания на семью, явилось в том, что семьи он и лишился. С трудом подавляя дрожь в ладонях, он сосредоточился на голограмме. Виды Края сменились пейзажем озера Билджи. Один за другим солдаты высаживались на обратившейся в кристалл водной поверхности. Издали они походили на мошек, кружащихся вокруг леденца.
«Все подразделения поискового отряда переброшены к озеру Билджи, где были обнаружены выжившие в Очищении. Но противники применили способности эл’Си и уничтожили одно из подразделений. Даже если они и были прежде жителями Кокона, обратившиеся в эл’Си Пульса граждане несут лишь вред нашему миру. И этот факт только что получил своё подтверждение».
Он лжёт. Не было никаких подтверждений. Хоуп и остальные лишь оборонялись, отражая нападение. Слова о том, что «граждане несут лишь вред нашему миру» весьма покоробили Бартоломея, хоть выказывать вслух возражения давно сделанной записи было по меньшей мере глупо.
Картинка озера Билджи исчезла, сменившись панорамой гор Вайл. Возможно, огороженная область, внутри которой разгуливали монстры, была исследовательским комплексом для создания искусственных тварей, приписанных к армейским подразделениям.
«...Похоже, наибольшую опасность представляют некие Лайтнинг и Хоуп Эстхайм. Мы предполагаем, что эти двое собираются через лес Гапра добраться до Палумполума».
Хоуп рассказывал отцу о том, как от озера Билджи они шли до самого Палумполума. Бартоломею казалось, что сыну нужно выговориться, потому он слушал, не перебивая. Но, просматривая эту запись, он понял, что ошибался.
«Если в Палумполуме действительно скрываются четверо эл’Си, Правительство будет вынуждено отдать приказ об очередном Очищении. Избавятся от всех без исключения горожан. Военным следует провести широкомасштабную операцию, чтобы бодамская трагедия не повторилась вновь».
Монотонный голос безо всяких эмоций излагал факты. Следует провести широкомасштабную операцию. Город блокировали не только силы PSICOM, но и весь Гвардейский корпус. Да, к тем, кто пережил подобный ужас, сложно применить такие простые слова, как «нужно выговориться».
Вообще-то, слова Хоупа всегда были лишены эмоциональной окраски. Это Бартоломей выказывал чрезмерную тревогу за сына. Возможно, Хоуп полагал, что «если я не буду ничего говорить, он только сильнее встревожится», и подбирал наиболее мягкие и осторожные слова, чтобы осветить лишь часть случившегося. Наверное, жалел отца, и так снедаемого осознанием собственной вины. Ведь Хоупу только-только исполнилось 16, он был совсем ещё ребёнком, однако мыслил при этом как взрослый. И это наполняло отца горечью.
Оглядываясь назад, он осознал, что эти же мысли снедали его той ночью. Хоуп, вернувшийся домой после всего пережитого, навсегда лишился детской непосредственности. Отцу было жаль его, но в то же время он сознавал, что не имеет на это права, ведь он первый отвернулся от сына. Он стряхивал маленькую ручку, за него цеплявшуюся, и даже не пытался объяснить своё безразличие чрезмерной загруженностью на работе.
Именно поэтому, когда Хоуп произнес слова «Мы передохнём и уйдём. Если они узнают, что ты укрываешь эл’Си...», его это весьма задело. Он осознал, как часто уходил, не замечая ничего вокруг, как отдалились они друг от друга, и ужаснулся.
Дети вообще не должны думать о том, как уберечь своих родителей. Обычно наоборот: семье и родителям следует заботиться о возвращающихся домой детях. Почему же тогда Хоуп произносит подобные слова?
Нет, он знал, где находятся «люди», в чьих силах защитить преследуемых Правительством эл’Си. Возможно, именно потому, что знал, у него не было иного выбора, кроме как сказать, что они уходят. Но даже если и так. Даже если это совершенно бессмысленно, Бартоломей хотел защитить их.
Он не мог верно подобрать слова, дабы высказать то, что у него на душе, и лишь выкрикнул: «Это твой дом!» Но Хоуп понял, какое значение пытался вложить отец в эту фразу. Он уж был достаточно взрослым, чтобы понять.
Изображение отразило падающий флагман, «Паламекию», от которого стремительно удалялся старый воздушный корабль. На борту этого судна находились Хоуп и остальные. Бартоломей знал, что они проникли на борт «Паламекии», где сразились с фал’Си Бартанделусом, чтобы вызволить своих захваченных в плен спутников.
Но даже здесь преследователи Хоупа и его спутников не отставали. Воздушный корабль находился под обстрелом новейших армейских истребителей. Всё видео, показанное доселе, отражало одно и то же – их преследовали повсюду. Неважно, сколь быстро они бежали, солдаты PSICOM неотступно следовали за ними по пятам, не давая ни мгновения на передышку.
– Ох!
Бартоломей непроизвольно вскрикнул, ведь воздушный корабль, на котором находились Хоуп и остальные, оказался подбит. Управление отказало, и судно падало на щит, окружающий Эден.
– Не паникуй, всё норм. Да ты и сам же в курсе, ну!
Да, Хоуп вернулся домой живым и здоровым. Здесь они погибнуть попросту не могли. Но всё равно, глядя на голограмму, Бартоломей не мог сдержать тревоги. Просмотр этой записи кардинально отличался от просмотра фильма или телепрограммы, концовка которой тебе известна.
– Они исчезли?
– Они переместились. В место, называемое «Ковчегом».
– Ковчегом?
– А ты что, не знал об этом?
Бартоломей об этом слышал впервые.

@темы: FF, FFXIII-2, Fragments Before, переводческое

URL
Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

You can't take the sky from me

главная